Оригинал в данный момент не доступен. Это резервная копия поисковой машины "Bard.ru"

 

“Наш век и его песни”

Известие о приезде в США известных российских бардов с программой "Песни нашего века" вызвало у меня, откровенно говоря, неоднозначные эмоции. Собрались вместе 11 российских авторов и исполнителей и поют коллективно популярные авторские песни.
 

Ну, абсолютно все здесь вызывало неприятие. Авторскую песню и хором. Нет, конечно, её поют хором у костров, в лесах на слетах, в залах ДК на фестивалях, но со сцены…. Ведь на сцене в авторской песне всегда была личность. И не очень-то важно, каковы у этой личности вокальные данные, и как она владеет гитарой. Вряд ли вы найдете так уж много энтузиастов способных наслаждаться вокалом Александра Городницкого или Юрия Кукина. Но вот уж сколько лет собирают они залы восторженных слушателей пришедших не только встретиться с авторами любимых песен, но и пообщаться с обаятельными, остроумными яркими собеседниками. А тут вдруг хоровое пение, за которым не видна главная составляющая этого удивительного жанра - АВТОР.
   

Да еще и название выбрали "Песни нашего века". Откуда эта мания величия. Двадцатый век на исходе, и победители его хорошо известны. Включите ТВ, наконец. Послушайте тех, под чей музыкально-словесный мусор век катится к своему финалу. Ну, разве ж тягаться Окуджаве с Крутым, Визбору с Киркоровым или Высоцкому с Иванушками-Интернешнл.
   

Весьма неожиданный и шумный успех Московской презентации программы "Песни нашего века", о котором с удивлением типа "ну кто бы мог подумать" много писали, только разжег моё любопытство. И вот передо мной кассета с видеозаписью этого нашумевшего вечера. И куда же буквально с первого момента девалось все мое брюзжание и предвзятость. Ну конечно же это они, песни нашего века, века "Таганки" и "Современника", вечеров поэзии в Московском Политехе и огромных очередей в художественные галереи, века  дипломированных физиков, врачей, биологов, ставших замечательными писателями, поэтами, музыкантами. Песни, которые вопреки определенной замкнутости мира авторской песни пробили информационную стену, сооруженную властями вокруг бардов, и стали поистине, несмотря на всю заштампованность этого слова, народными. Народными уже потому, что они вошли в фольклор. Да возьмите хотя бы две песни: "На далекой Амазонке" и "Перекаты". Их поют в самых разнообразных, ну уж очень далеких от бардов собраниях. Поют взахлеб те, кто никогда не слышал имени Городницкого и Берковского и кто уж подавно никогда не читал Киплинга. Я знал об этой их популярности еще там. И все же не ожидал попав сюда в Америку, что буквально в какой бы компании я не очутился если в ней водилась гитара в какой-то момент обязательно начиналось "из Ливерпульской гавани всегда по четвергам" или "все перекаты да перекаты".
   

Песни, собранные в программе "Песни нашего века" действительно являются бардовскими шлягерами. Знаю, что многие боятся и бегут от этого слова как черт от ладана. Убежден, в шлягере нет ничего предосудительного. Доступные, напевные, мелодичные песни, которые хочется слушать и петь, петь вместе, давайте не кривить душой, это ведь здорово. Просто в каждом мире есть свои шлягеры, а потому шлягеры мира попсы, где смысл того, что поется, вообще не имеет никакого значения, и шлягеры бардов лежат абсолютно в разных измерениях. Разве не шлягер блестящая "Бричмулла", написанная на ироничные, остроумные стихи Д.Сухарева. И разве мелодичная, легкая музыка Никитина мешает нашему восприятию глубины и парадоксальности этих стихов.
   

Удивительна и непроста судьба этих песен. Некоторые как "Ваше благородие", "Под музыку Вивальди" или "Александра" пошли в народ после кинофильмов, где они были исполнены. Некоторые как "За туманом" или "Милая моя" попали в число редчайших фаворитов - тех, что были разрешены к исполнению по радио и ТВ. Остальные расходились по магнитофонам и совершено немыслимым образом, выражаясь современным языком, сами себя раскрутили. Выбор песен, с точки зрения их популярности и возможности самого широкого восприятия, оказался безукоризненным. Я по выходным дням вожу по восточному побережью США русскоязычные экскурсии. На обратной дороге в автобусе ставлю для туристов фильмы. Публика, как правило, неоднородна. Кто-то не выдерживает фильмов Захарова и просит, а нет ли чего либо полегче: концертов Аллегровой там или Песни-98. А кто-то наоборот молит: не надо Киркорова, лучше поставьте "Тот самый Мюнхгаузен". Единственная видеокассета, вызывающая единодушный восторг в автобусе с самой, повторяю, разнообразной и разновозрастной публикой, и единственная, кстати, которую просят поставить по второму разу - это "Песни нашего века".
   

Ажиотаж вокруг концерта презентации был абсолютно для них неожиданным. Посыпались приглашения из разных городов СНГ и из дальнего русскоговорящего зарубежья. Предложения, зачастую не совпадающие с их личными планами. И все-таки они собираются. Они маститые и известные, авторы собственных популярных песен, имеющие свою широкую публику, собираются, чтобы спеть вместе песни ушедших Окуджавы и Визбора, песни друг друга и песни тех, кто не выходит на сцену, но чьи песни забывать нельзя. Так они поют знаменитую песню к сожалению совсем не знаменитого Валерия Канера "А все кончается". Недавно у них прошли необычайные по своей эмоциональной атмосфере концерты в Израиле. Это было удивительно. На сцене нет дыма, нет подтанцовывающих раздетых девиц, на сцене стоят и поют 11 человек, а в зале разлито такое электричество, что постановщики супер-шоу могут только мечтать.
 
 

Трудно объяснить этот шумный успех концертов в Израиле и СНГ. Ведь барды никогда не были в поле всеобщего внимания и преклонения. У народа были другие кумиры. Что ж то вдруг. Да, мы уже говорили, что в программу "Песни нашего века" они отобрали исключительно бардовские хиты - напевные, мелодичные, легкие, но и это мало что само по себе объясняет. Ведь многим из этих песен уже за тридцать. Но, пожалуй, только сейчас стало очевидно, что они, а главное их слушатель, вне возраста. Посмотрите на аудиторию тех, кто ходит на концерты глубоко уважаемых мною Лещенко, Кикабидзе, Пьехи, Ротару. В основном, это пожилые люди. Песни их любимцев светлы, красивы и не пошлы, но молодежь да и часто те, кому всего то за 40, уже не воспринимают их стилистики. А с другой стороны, концерты многочисленных поп-групп отпугивают людей не только постарше не так уж своей непривычной ритмикой и музыкой даже, а тем, в основном, что при этом поётся. Но самое интересное, что думающая и читающая молодежь тоже не может бесконечно тащиться от "Аукцыона" или "Ногу свело", чьи тексты рассчитаны на восприятие только одной извилиной. Как сказал мой бывший еще по той жизни ученик "я балдею от этой музыки, в которой вы, извините Борис Михайлович, ни черта не понимаете, но слушать их долго не могу - наличие мозгов мешает."
 
 

Так вот на концертах бардовских шлягеров людей самых разных поколений свело то, что не могло их свести в других местах. Желание послушать и, простите за банальность, подпевать мелодичным, красивым, ритмичным песням, не столбенея от бессмысленности их текстов. Конечно, для тех кому за сорок эти песни - ностальгия по их прошлому. Но посмотрите на лица 18-19-летних, подпевающих песням, написанным задолго до их рождения и практически никогда не звучавшим на ТВ, формирующем сегодня любое общество. Здесь уж не скажешь: ностальгия забодала. Да они ее и не знают. Значит, есть то самое нечто в самой эстетике этих песен. Кстати, неожиданный повод для размышления о их чисто музыкальной оригинальности и значимости. Недавно детройтская учительница Алла Шмидт, в чьем классе учится 6 русских и 20 коренных американских детей, поставила в классе записи "песен нашего века". Эффект был потрясающим. Вот уже сколько времени прошло, а американские детишки бегают по школе и поют эти мелодии, вставляя в мурлыканье специально зазубренные для этой цели русские слова.
 
 

И вот 11 московских бардов с "Песнями нашего века" в начале июня приезжают с концертами в Америку. Я знаю и достоверно, что приезд даже самых популярных авторов в США особого коммерческого успеха не сулит. А тут пригласили такое большое собрание. Не иначе как какой либо фанат с молодости влюбленный в авторскую песню, этакий бородатый альпинист и байдарочник, разбогатевший в Америке и решившийся взяться за этот проект, рисовал я себе образ продюсера концертов Юрия Курцера. Действительность же оказалась совсем иной. Я, как и большинство, знал песни Окуджавы, Высоцкого, Никитина, вот, пожалуй и все - говорит Юрий Курцер. Не был не то что фанатом, но даже поклонником этого жанра, просто им не интересовался. Как продюсер я привожу только то, что мне как человеку интересно. Вот почему много лет я приглашаю в США драматические театры. Пару месяцев назад в вагоне поезда Москва-Питер в мое купе вошел попутчик. Вагон был абсолютно пустой, и я уж было хотел уйти в любое свободное купе, но к счастью что-то меня остановило. Мы разговорились. Попутчиком оказался Александр Моисеевич  Городницкий. Я  знал песню "Атланты", но кто её автор понятия не имел. А уж то, что автор сурово-романтичных "Атлантов" и фривольной "Жены французского посла" - один и тот же человек, мне и в голову не приходило. И уж совсем неожиданным оказалось, что автор этих песен самый что ни на есть настоящий академик. Уже на следующий день он познакомил меня со знаменитым дуэтом чудесных авторов Иващенко и Васильевым. Меня пригласили в бардовкое кафе "Гнездо глухаря" (ну, об этом удивительном месте разговор особый) и показали мне видеокассету концерта, после просмотра которой я понял: это с этим необходимо познакомить нашу русскую Америку.
 
 

Вот такова вкратце история приобщения к авторской песне продюсера Юрия Курцера.
 
 

Гастроли в США начинаются 5-го июня и начинаются с Нью-Йорка. Концерты пройдут в двух отделениях. В первом каждый из участников будет петь свои собственные песни, отобранные по оговоренному шлягерному принципу - только те, что действительно стали широко известны. Поверьте, они при этом наступают на горло авторскому эгоистичному желанию петь самое последнее, но этот принцип в данной серии выдерживают четко. А уж во втором они все вместе и главное вместе с залом поют те самые песни, что выражают наш с вами уходящий век и что несомненно будут петься в веке наступающем.
 
 

Коротко об участниках американских концертов. Итак, поющий академик, геофизик автор "Атлантов" и "Над Канадой небо синее" Александр Городницкий. И тут же поющий профессор из МИСиСА, композитор, автор "Гренады" и "Амазонки" Виктор Берковский. (кстати Виктор Берковский и Сергей Никитин, с которым они когда-то вместе сообразили на двоих "40 песен Персидского базара", являются художественными руководителями проекта). Постоянный напарник Виктора Берковского по сцене, виртуозный гитарист и в параллельной жизни высокого класса профессиональный математик Дмитрий Богданов. Легендарный в не таком уж и узком, как показывают концерты серии, мире любителей бардов авторский дуэт Иващенко и Васильев, уже поразившие в прошлом году русский Нью-Йорк таким редчайшим явлением в нашей общине как аншлаг. И еще один авторский дуэт братьев Мищуков (те самые - еще из рижского "Домино"), чья популярность в последнее время неуклонно растет.
 
 

Однажды приехав на туристский слет студент института физкультуры Олег Митяев, выйдя утром из палатки, удивленно воскликнул "как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!". А потом решил эту простенькую мысль зарифмовать и спеть. Так родилась песня "Изгиб гитары желтой", и Олег в считанные дни стал знаменит. А уж когда он поведал нам, что все беды мира кроются в ненаточеных ножах, его популярность перехлестнула океаны. Вернее перехлестнула бы, если бы Михаил Шуфутинский не стеснялся говорить на концертах, кто все-таки автор "Соседки". Среди наших гостей блестящий музыкант и аранжировщик обаятельный Константин Тарасов. В мире авторской песни, где авторы особенно первого поколения не отличались вокальными данными, необычайно важен институт исполнителей. Дело не в людях, имеющих хорошие голоса или технику игры. Таких, как раз, очень много. Гораздо меньше тех, кто имеет чувство слова и вкус, кто умеет петь поэзию, а не тексты. А вот таких-то, тонких и слышащих исполнителей, как раз единицы. И среди них московский журналист, талантливый исполнитель Галина Хомчик. 9 лет назад на третьем и последнем Всесоюзном фестивале всех растрогал и рассмешил квартет "АШ", спевший наивный и веселый хит "хорошо бы сделать так: срезать все кудряшки". Наиболее запомнилась уморительная девчушка Лида Чебоксарова. За эти годы Лидия стремительно вошла в бардовскую элиту и сегодня выходит на сцену вместе с теми, кто тогда сидел в жюри, кто стал живыми классиками жанра петь песни их и ее века.
 
 

И конечно нельзя не сказать о Дмитрии Богачеве – директоре проекта. Хотя дело конечно не в должности. Физик-курчатовец, ставший как-то незаметно высокопрофессиональным менеджером, Дима и без слова "директор" является душой и мотором всего этого необычного предприятия. А уж приезд такого необычного коллектива индивидуальностей явно неколлективного разлива, да еще в качестве хора, с Диминой стороны просто подвиг.
 
 
 
 

P.S. А у моего сокурсника радость. Его дочь, прожившая в США 16 лет из своих 22-х, презирает бабушку и дедушку за то, что они смотрят  русское  ТВ, а  48-летних родителей за то, что ходят на спектакли русских театров и читают русские книги. Даже с выступлений близких ей по возрасту "Аукцыона" и "Любе" ушла, плюясь, через 10 минут после начала. На кассету "Песни нашего века" наткнулась случайно в квартире отца. Вот уже неделю ходит, постоянно напевая "приходит время, люди головы теряют". А вчера попросила у отца дать ей посмотреть какой либо русский фильм.
 
 
 

Борис КОСОЛАПОВ, США, апрель 1999 года
 

http://ksp-dv.narod.ru/Bardachok/nash_vek_i_ego_pesni.html

Бард Топ TopList

Реклама: [an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive]