Оригинал в данный момент не доступен. Это резервная копия поисковой машины "Bard.ru"

Интервью с музыкантом Григорием Данским


19 февраля в 19:00 в Концертно-театральном зале «Лига» состоялся концерт авторской песни. Исполнитель – Григорий Данской – удивительный поэт, автор-исполнитель пронзительных песен, человек необычайного обаяния. По мнению многих заслуженных авторов, он – самое яркое открытие в жанре за последние несколько лет. Филолог, лауреат самых престижных конкурсных фестивалей авторской песни, таких как «Петербургский аккорд» и «Московские окна», дипломант Грушинского фестиваля. Один из самых известных на сегодняшний день авторов в Перми. Владимир Ланцберг назвал Григория «человеком серебряного века». Как автор работает и в традиционной авторской песни и в пограничных областях. Он действительно оригинален и очень «силён» в создании своих глубоко поэтических, но, в то же время, очень современных образов. Занятие рок-музыкой и фолком повлияли на его музыкальную «точность и уверенность». Его песни зачастую полиритмичны, но, что удивительно, воспринимаются сразу.

На сцене со второй половины 1980-х годов. Автор сборника стихотворений «Зимний футбол» (Пермь, 1997). Песенные альбомы: «Иные широты» (2001), «Коммивояжер» (2003), «На верхней боковой» (2004), «Провинция. Альбом первый» (2006). Участник проекта «На собаках» (2003-2004). Другие участники проекта – Ольга Чикина (Рязань), Сергей Труханов и Алексей Тиматков (Москва)). Кроме гастролей по России были выступления в Австрии, Турции, Израиле, Италии, Германии, Франции. Недавно вернулся из гастролей по США. В настоящее время выступает сольно и в составе Ансамбля «Пятый корпус». В сентябре 2006 году принял участие в записи диска Ольги Чикиной «Под секретным лопухом. Песни о родине».



– Григорий, где Вы научились играть на гитаре? В музыкальной школе?

– Я самоучка. Учился действительно сам. Частично в каких-то кружках в школьном возрасте, частично сам что-то подбирал, искал, что-то слушал. Были советчики – учителя. И небольшой багаж у меня был плюс первоначально инструмент, с которого я начал осмысленно заниматься музыкой, – это домра, русский народный инструмент. Я три года занимался при ансамбле народных инструментов. Какие-то азы освоил. С домрой пришлось расстаться на тот момент, и я переключился на гитару.

– Что первоначально: стихи или музыка?

– В разных случаях по-разному. Очень многие песни, в том числе те, которые были сегодня, первоначально создавались как тексты. Но есть песни, безусловно, где презумпция всё-таки мелодическая, и где первым толчком является какой-то мелодический ход – таких меньше. Ещё есть вариант, когда очень сложно понять, что является первым, потому что готовая фраза приходит целиком и в ней уже заключена мелодия. А дальше ты уже кристаллизуешь эту фразу, этот образ, ритм. Но чаще всё идёт от стихотворных текстов.

– Вы родом из Чусового, там очень живописные места. Однако в Ваших стихах я не встретила привычного, традиционного описания природы. Вы сознательно от этого уходите?

– Нет, не сознательно. Видимо, из меня плохой пейзажист. Хотя есть «Ермаковы дни». Честно говоря, вещь, скорее всего, психологическая и «переживательная», но связана непосредственно с чусовскими местами плюс «Школьная история», которая тоже с Чусовым связана. Чусовой – город сам по себе, если и красив, то какой-то ужасной красотой – какой-то монстр индустриальный. Маленький город, в центре которого такой огромный завод. Причём он действительно воспринимается огромным. Прямо внизу, как в некой котловине, – пары всех цветов, которые себе можно представить, шлаковые отвалы, насыпи на той стороне реки Усьвы. Совмещение индустриальных, «лунных» пейзажей и действительно природных, красивых мест – вот это Чусовой. Странный город. Может быть, и воспитывает по-особому. И потом, Чусовой – это место не без традиций, не без культуры. Тем не менее сам город не несёт эти традиции достойно, открыто. Всё-таки с этими местами связан не только Ермак, но и Астафьев, Грин и целый ряд имён. Музеи какие-то есть, существует памятник Грину. К этим реалиям, культурным фактам в Чусовом нужно пробиваться, докапываться. Сам по себе город открыто посетившему человеку не говорит: «Вот у нас Астафьев, вот наш Грин, вот наш Ермак».

– А с чем связан Ваш выбор псевдонима?

– С одной стороны, есть некий объективный фактор. Он связан с корнями. Предки мои – с юга России, с Дона. А как оказалась в нём буква «А», я сам не могу точно сказать. Факт, что когда состоялся первый сольный концерт в 1994 году, на афише была буква «А».

– Судя по плотному графику гастрольных выступлений, у Вас мало свободного времени. Но, если оно все же выдается, чем вы обычно занимаетесь?

– Моё свободное время поглощает ансамбль «Пятый корпус», и, честно говоря, меня начинает это очень сильно печалить, потому что это начиналось как такое удовольствие, вдохновение. Постепенно «Пятый корпус» делает шаги в сторону профессионального звучания и профессиональной подачи себя. Выступает не часто, но выезжает иногда на какие-то фестивали, и рокерские, и фестивали авторской песни. Ну а так перемещаться приходится очень много, поэтому, когда возвращаешься в Пермь, просто какое-то время отходишь от дороги. Ну, понятно, чтение – есть чтение. И это никуда не уходит. На филфаке студентов учат: «Филолог каждую свободную минуту должен быть с книгой».

– Кто Ваш любимый поэт? Кто близок по духу?

– Я с детства люблю Ю.М. Лермонтова. Потом постепенно начинаешь любить и «солнце нашей поэзии» – А.С. Пушкина. Из более современных поэтов – меняются имена, интересы. Понятно, что было сильное влияние и увлечение И. Бродским, метафористами, начиная с Ивана Жданова. Честно скажу, я люблю стихи Бориса Рыжего, если говорить о том круге поэтов, которые являются ровесниками. Из москвичей, пишущих песни на свои стихи, – Алексея Тиматкова.

– Кто ещё из поэтов повлиял на ваше творчество?

– В принципе, поэзия авангардная, андерграундная, 80-х годов, здесь, в Перми, во многом замешана на Пастернаке – с одной стороны, на Мандельштаме – с другой. Ну, ещё Хлебников, может быть. А томик стихов Мандельштама мне мама прислала в армию. Тогда я пытался его понять и через ассоциации, и душой, и головой.

– Почему сегодня на концерте не прозвучала песня «Ангелы на шариках воздушных», ведь она – одна из самых знаковых?

– Да. Поэтому её можно не петь, она есть – и всё. Это действительно тенденция: авторы-исполнители стараются не петь песни, которые часто исполняются и уже «сидят» в сознании в людей. Так что, может быть, и хорошо, что сегодня её не было.

Беседовала Галина Маштакова

http://liga.org.ru/ru/events/2008/520.html

Бард Топ TopList

Реклама: [an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive]