Оригинал в данный момент не доступен. Это резервная копия поисковой машины "Bard.ru"

Сергей Труханов: Моя музыка в первую очередь опирается на ритмический рисунок стиха


В гостях у Сергея Мирова бард Сергей Труханов.

- Я все время боюсь давать такую кличку – бард, ее стоит давать или нет?

ТРУХАНОВ: Кличку давать не стоит.

- Как вы себя позиционируете, как вы себя называете?

ТРУХАНОВ: Я музыкант, занимаюсь музыкой, а конкретно – я сочинитель песен, композитор и исполнитель этих песен. Я пишу песни на стихи.

- На самом деле очень сложно взять вдруг чужие стихи и дать им другую жизнь с мелодией. Это достаточно большая ответственность, особенно если автор известный.

ТРУХАНОВ: Во-первых, если тебе хочется чем-то заниматься, то своя ноша не тянет. Если абстрактно захотеть что-то сделать, к чему у тебя сердце не лежит, то, конечно, там будет масса всяких проблем. Во-вторых, как лично я это чувствую, для меня музыка, которую я стараюсь сочинять и петь применительно к стихотворению, она в первую очередь опирается на какой-то ритмический рисунок, на ударную и безударную структуру, которая в силу нашей силлабо-тонической поэзии всегда присутствует в стихах в большей или меньшей степени.

- Что такое силлабо-тоническая поэзия?

ТРУХАНОВ: Это поэзия, где, как нас в школе учили, «не мог он ямба от хорея, как мы не бились, отличить». То есть определенный порядок чередования ударных и безударных слогов, нам это слышится как нечто единое. Если взять любые русские классические стихи, то там этот ритм очень четко слышится. Кроме этого есть еще ритм, где слова между собой соединяются.

- В последнее время я редко встречаю композиторов-бардов, которые сочиняют музыку на чужие стихи, сейчас люди предпочитают пусть плохие, но все же свои стихи. Хотелось бы услышать ваши соображения на эту тему.

ТРУХАНОВ: Каких-то конкретных соображений у меня нет, наверно, каждый занимается тем, что ему интересно. Мне интересно сочинять вокальную музыку, к тому же я немножко разбираюсь в поэзии. Что касается того, что песни вообще пишутся вместе с текстом, я полностью разделяю эту точку зрения, если человек владеет в должной мере умением слагать стихи. Я не имею в виду профессиональное литературное мастерство, которое мы предъявляем к бумажной поэзии, которую можно читать глазами без музыки, но все равно какой-то уровень требуется. У меня есть много знакомых и друзей, товарищей по музыке, которые сочиняют свои стихи, мы друг друга очень уважаем.

- Расскажите, пожалуйста, про Кружкова. Как его зовут?

ТРУХАНОВ: Его зовут Григорий.

- Что вы улавливаете в поэзии Григория, почему вы так много пишете на его стихи?

ТРУХАНОВ: Я давно знаю его стихи. Григорий Кружков – это очень известный специалист в англоязычной поэзии, переводчик. Очень много англоязычной поэзии благодаря его усилиям известно. Он еще и автор оригинальных стихов. Мне в них видится иной мир, иной способ работы со словом.

- Я достаточно долгое время собирал слова в стихи и сейчас даже иногда этим балуюсь, делаю из этого песни. Однажды один достаточно известный человек сказал мне, что на стихи песни получаться не должны, под песни надо делать тексты простенькие и легенькие, чтобы не перегружать слушателя. Вы оспорите это утверждение или подтвердите?

ТРУХАНОВ: Я думаю, что вашим собеседником был Александр Сергеевич Пушкин, который, как известно, сказал, что поэзия должна быть глуповатой. Наверно, стихи должны быть очевидными, простыми, то есть не замороченными, потому что в то время, пока мы слушаем пенсию, у нас нет возможности остановиться, задуматься, перечитать еще раз то, что мы не поняли. В этом есть своя правда. Но с другой стороны, мы знаем поэзию, которая вообще не требует того, чтобы мы понимали до конца все, что сказал автор. Мы как бы понимаем, о чем это, но попроси нас пересказать, мы не сможем. И такая поэзия есть. Значит, она вполне может существовать в музыкальном воплощении.

Полную версию интервью слушайте в аудиофайле.

http://old.radiomayak.ru/tvp.html?id=62361

Бард Топ TopList

Реклама: