Оригинал в данный момент не доступен. Это резервная копия поисковой машины "Bard.ru"

Вера Матвеева


Вера родилась 23 октября 1945 года в городе Куйбышевке-Восточной Хабаровского края (ныне г.Белогорск Амурской области) в семье военнослужащего. Ребёнком Вера была очень деятельной. Всегда что-нибудь мастерила, рисовала, шила. Много пела. У неё был чудесный голос - колоратурное сопрано. Пела песни без слов - всегда разные и удивительно красивые. Все, кто её слышал, прочили ей артистическое будущее. Очень дружна была с младшей сестрой Ольгой.

В 1951 году сестры стали учиться игре на фортепиано, поначалу на дому у старенькой учительницы, а с 1954 года в открывшейся в г. Химки детской музыкальной школе.
В 1953 году Вера пошла в общеобразовательную школу. Аттестат зрелости получила в 1963 году. В 1961 году вступила в ВЛКСМ.
С 1963 по 1965 год работала разнорабочим на машиностроительном заводе (5 месяцев), корректором в газете "Московский комсомолец" (6 месяцев), лаборантом в Артиллерийской академии (13 месяцев).
В 1965 году поступила в МИСИ им. В.В. Куйбышева. Окончила его в 1970 году по специальности "Промышленное и гражданское строительство", получила диплом инженера-строителя и была направлена на работу в институт "Гидропроект" г. Москвы.
Работать в "Гидропроекте" ей не довелось: обнаружилось онкологическое заболевание. 16 октября 1970 года в нейрохирургическом институте им. Бурденко профессор С. Н. Фёдоров оперировал Веру - удалил опухоль с твёрдой оболочки мозга.

Опухоль оказалась недоброкачественной. Было проведено радиологическое лечение. Вера вернулась домой. В течение 1971 года окрепла настолько, что смогла включиться в активную жизнь. Сочиняла стихи, песни, пела их ближайшим друзьям, участвовала в концертах со своими друзьями по творчеству: В. Луферовым, В. Бережковым и А. Мирзаяном; немного сотрудничала в журнале "Наука и жизнь".

Много читала. Дома у нас довольно много художественной, научной и технической литературы, она постоянно была в работе.Интересы её были весьма разнообразны. В поле её зрения были математика, физика, ботаника, кибернетика. Особой любовью пользовались поэзия и фантастика. Любимыми поэтами были А.С.Пушкин, М. Цветаева и Б. Окуджава, любимыми фантастами - Жюль Верн, Рэй Брэдбери. Очень любила А.Грина.
Много путешествовала. За свою жизнь побывала в городах: Куйбышевка-Восточная, Хабаровск, Пермь, Спасск-Дальний, Москва, Химки, Новороссийск, Геленджик, Гудаута, Анапа, Ялта, Пекин, Ленинград, Одесса, Казань, Томск.

Стихи и песни Вера начала сочинять ещё в школе. Но большая часть песен, записанных на магнитную ленту, приходится на 1965-1973 годы.
Из черт характера Веры наиболее яркими были правдивость,откровенность, бескомпромиссность, мужество, иногда резкость.
Очень любила жизнь и хотела жить.

Автор: И.П. Матвеев


...Долго помнит мелодию слух


Вера Матвеева прожила 31 год.
В 1970 году окончила МИСИ, и в это время у нее была обнаружена саркома мозга. Нейрохирург профессор С.Н.Фёдоров провел операцию крайне удачно, но возможный срок ж изни определил - 4-6 лет. Знала ли об этом Вера? Пациентам не говорят, но не знать невозможно, так же, как и знать невозможно.

Шесть лет отчаянного желания жить, а беда - постоянный жизненный фон. Потом любовь - очень, как свойственно Верочке. Затем заму¬жество, резкое ухудшение и год умирания.
Так ли легко подсчитать, больше отнято или даровано? Музыка была ей дарована. Поэзия дарована. Короткое счастье любить. Трагедия, страх не жить тоже будто дарованы.
"У неимущего отнимется, имущему прибавится". Ей прибавлялось. Словно бы и смерть дарована, ибо стала Верочка легендой.

Есть логика земная, житейская. У неё свои крепкие основы и измерения: живи, пока можешь, а не можешь - стало быть, смерть помиловала.
И есть логика эстетическая, логика законченности художественного образа. Именем её мы скорее соглашаемся с гибелью Ромео и Джульетты, чем представляем их любовь пропущенной через годы бытования. Любим-то мы тех Ромео и Джульетту, которые погибли в наивысшей точке любви. В Вериной судьбе все эти логики согласились.

Единственное, чем жизнь снабжает поэтов в изобилии, - постоянная недостаточность счастья. И, пожалуй, единственные, кто умеют переплавлять несчастье в счастье, и в счастье с излучением на всех, - это опять-таки поэты. Поэзия ведь всегда, как Золушка из стихотворения Д.Самойлова, "шьёт туфельку сама". Из собственного духовного материала. Из взметнувшейся стайки одуванчиковых семян, из апрелевых акварелей, из тонких нитяных дождиков и тёплого испарения земли, в которых так легчают печали...

Из всех недоль и болей Верочка умеет извлекать чистый свет. Прозрачное, ручейное течение у ее песен, не мутнеют они жизненной обидой. Более всего этот Верочкин свет и удивляет. Трагедия присутствует всегда, но она ненавязчива.

Если скажут, что погибла я,
если где-нибудь услышишь вдруг,
что заснула - не проснулась:
не печалься и не верь.
Не заснула я, любимый мой,
я ушла гулять по городу, -
просто вышла и бесшумно
за собой закрыла дверь.

Интонации прощания легки неосязаемым касанием женственного утешения. Отчего такое приятие судьбы безупречное, нежалоба такая? От веры в высшую справедливость? Или, быть может, мелодичность мироощущения сама по себе источник утешения?.. Оттого так кротко-лучисто и печалится Верочкина Сольвейг:

...А если слезинка скользнёт по щеке,
улыбкой её сотру...
Есть в слове утешение и боли утишение.
Беды не тают, а дни улетают,.. -

поёт Вера. И, не знаю, есть ли материальная плотность у звука, но держит он над землёй и упруго держит.

Весь разбег Верочкиного поэтического дыхания - к счастью. Так его недостаёт, так хочется "умчать надежд ручьями в океан везенья".
Состояния счастья зыбки, проточны, беспощадна явь и исчезают " счастья миражи".
Любить так хочется, но любовь уносима, распадаема и возможные любимые так часто оказываются неизмеримо мельче, чем ожидание любви.

"Сущее нельзя заменить на быть имеющее", - писала Марина Цветаева. Быть имеет только то, что бывает, возможное то есть. Сущее вечно, ибо оно в душе. Всегда есть, а сбывается подобиями. Знание сущего душой - у всех чуть не отродясь, а проживаем-то "быть имеющее".
"Чистому сущему - быть в поэзии.

И сестры для Верочки по поэтическому сущему, по безусловному, неусомняшеся верованию любви - Сольвейг, Ассоль. Это пространство любви, эти ветры, моря, паруса, безбрежность, неограниченность явью её верованию любви соразмерны.
Дождаться или не дождаться, или дождаться, да не того - воля судьбы; а вот ждать - своя неволя и участь.

Пер Гюнт-то, по Верочкину в сердцах наговору, всего лишь Пуговица. Да и тролли подтверждают: "Ты думал быть самим собою, а стал самим собой доволен..." Стало быть, не такой уж дивный этот Пер.

...О Сольвейг, твой Пер ослепил не глаза,
а бедную душу твою!..

Но бедная душа слепотой и богата. Слепая - она только сущее и видит: "Ты сделал мою жизнь песней," - одарит Сольвейг Пера в конечном жизненном итоге.

Свеча слепа - тень ползучая зряча, и то оттого, что на свет смотрит, зыбкость его знает.
Счастья хочется. Счастья нет. Но оно бывает. И его можно извлекать из всего, если только умеешь. Можно раствориться в пространстве, им задохнуться, всё в себя вобрав, всё в себе отразив. И это момент счастья реально проживаемого. Во всяком случае, в поэтическом воображении - самой надежной реальности для поэта. Может быть, поэтическое воображение - вообще самое надежное обиталище счастья?

И стану я рекой, и во мне утонет ночь,
и покачнётся радостно мирозданье.
И стану я рекой, чтобы умчаться прочь
от горя, бед и разочарованья...

Модно парить в тёплом ветре.
Можно полутенью-полусветом раствориться в мягко растушёванном тихим дождиком ночном городе.
Раствориться и исчезнуть.
Совсем...

Вера поёт. И о своей смерти тоже. А голос живой, сильный, гибкий!
И сколько в самой жизни голоса невозможности умереть!
Голос и остался...
Она много думала о растворении своей жизни в жизни вообще.

Ничего, что я растаяла-
в песнях вам себя оставила.
...........................
А кому меня припомнить -
ледяну воду надежды пить...

Знала или не знала, что умрёт?
Поэты имеют интуицию своей судьбы.
Поэзия её, во всяком случае, это знание включала.

С Верой я была знакома по общему кругу друзей. И мне довелось иллюстрировать сборник её песен. И отчасти по ближайшей звуковой ассоциации: А-соль-ль, Соль-ль-вейг, отчасти от графической выразительности образа - верхнее "соль" так одиноко, хрупко-неустойчиво на верхней линии нотного стана - это верхнее "соль" всё время во мне звучало и казалось самой Верочкиной нотой.
Одиночным, зовущим, посылаемым звуком колокола...

Соль-ль-ль...
Соль-ль-ль...
Соль-ль-ль...

Автор: Наталья Кириллова, 1984 г.


http://www.ledaunion.com/phorum/read.php?pid=250013

Бард Топ TopList

Реклама: [an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive]