Оригинал в данный момент не доступен. Это резервная копия поисковой машины "Bard.ru"

Андрей Козловский


Сегодня представлять Андрея Козловского уже нет особой необходимости - он и так известен. Известен своими песнями, своим легко узнаваемым тембром голоса и таким уже привычным вологодским говором, без которого, уже кажется, и невозможно представить его песен, как, например, песен Высоцкого без привычной и даже уже необходимой хрипотцы. За годы, прошедшие с того памятного Грушинского фестиваля 1986 года, когда Андрей впервые выступил перед широкой публикой со своими песнями и стал лауреатом, он приобрёл не только известность и популярность, но и достиг по сути большего - его песни стали классикой, о чём сейчас можно говорить без излишней скромности. С именем Андрея Козловского связано становление студии, и поэтому интересно рассказать, как были сделаны записи его песен, некоторые из которых до сих пор остаются уникальными.

Желание записать песни Андрея возникло ещё в 1987 году, когда накопилось достаточно много новых песен, значительная часть которых поётся и ныне. С 1986 года Андрей - постоянный житель КСПшного лагеря на острове Буян под Казанью, и уже оттуда по стране стали расходиться и “Рыбак”, и “Белого облака серая тень...”, и “Я и мой кот”. Однако записи по старинке в полевых условиях уже переставали удовлетворять, да и песни Андрея хотелось слушать с аранжировками - они того стоят. В 1988 году состоялось знакомство Козловского с Виталием Харисовым. Как выяснилось, Андрей уже однажды слышал песни Виталия, да и Харисов успел по достоинству оценить творчество нового знакомого. Андрей жил тогда в посёлке Советский Тюменской области и работал сварщиком. Необходимо отметить, что эта работа и непростые условия жизни помогли родиться многим песням того периода, а такое узкоспециализированное слово “эфтрофикация” в одной из песен неявно указывала на незаконченное высшее автора. Сближению музыкантов для совместного творчества помог и Второй всесоюзный фестиваль в Таллинне, на который Андрей привёз недавно написанный “Сентябрь”. Для записи первого альбома создались все условия, и в октябре работа началась.

Первые несколько песен были записаны на одном дыхании, причём - “Сентябрь” сразу вместе с соло Светланы Перваковой на блок-флейте. Прослушав запись, Андрей сказал: “Давайте ещё куда-нибудь флейту вставим!” - “Молчать, господа гусары!”,- заметил Харисов. Но только уже во время второго приезда Козловского в Казань песни записывались с басом, с флейтой, с аккордеоном и с балалайкой. Необходимо напомнить, что в то время вторая гитара в аккомпанименте ещё не была привычной данью моде, и именно после этих записей Андрея стали приглашать на концерты с Виталием Харисовым, воспринимая вторую гитару как неотделимую часть звучания песен Андрея. В феврале 1989 года вышел первый магнитофонный альбом Андрея Козловского “Тень облака”. И это не была просто кассета с песнями, записанными кое-как в произвольном порядке. Катушка на 375 метров ленты с часовой записью была с двумя обложками, выполненными фотоспособом со снимком автора песен и участников записи. Присутствовал также список песен. Качество записи было высоким и соответствовало обычной копии с оригинала, что позволяло делать с этой фонограммы несколько копий подряд. Этот альбом не был первым, выпущенным студией, но именно первая запись песен Козловского под две гитары подбили Александра Городницкого в ноябре 1988 года сделать на студии запись своего альбома с Владимиром Менделевичем и Виталием Харисовым запись своего альбома под названием “Спасибо,что петь разрешили...”. Именно он, ныне студией не выпускаемый, и был первым. Но вернёмся к Козловскому. В первом альбоме довольно много песен из тех, которые сейчас Андрей поёт редко. Это и песни для театральных пьес и просто те, что актуальны была лишь тогда, в эпоху “перестройки”.

Второй альбом записан был, естественно, позже и составлен был из более поздних по написанию песен Андрея. Он в основном гитарный и более ровный по характеру, содержит две новые записи уже известных по первому альбому песен “Сентябрь” и “Как много громких слов...”. Первая записана уже без флейты, более спокойно и, я бы сказал, вдумчиво, а вторая немного отличается от первого варианта тем, что тогда Андрей потерял стихи этой песни и написал её по памяти почти что заново, а теперь был записан изначальный вариант. В “Косарях” с наложением на готовую запись подпевает Михаил Вольдман, брат екатеринбургского автора Александра Вольдмана из Самары, а в песне “Когда луна...” подпевал во время записи импровизированый хор присутствовавших во время записи друзей и знакомых Андрея. Причём пробовали записать песню в самом начале, но не было нужного куража, зато она прекрасно получилась под конец записи, когда все “разогрелись” от песен. Альбом назывался “Казанская кухня”, подразумевая не только и не столько “кухонность” авторской песни, сколько “кухню” записи альбома.

За эти годы два альбома выходили в разных и не очень существенных редакциях. В настоящее время они потеряли названия и составлены в основном по песням, записанным в два периода: до 1990 года и после. Сегодня сам Андрей Козловский несколько иначе исполняет свои песни, а поэтому, что было - то было, эти записи имеют историческую ценность и могут уже идти под грифом “архив”. Пока нет запрета от Андрея на их распространение, Вы можете услышать его песни такими, какими они звучали лет десять назад.
 

Валерий Мустафин
декабрь 2000 г.
http://vmr.kazan.ru/direct_voice2.shtml

Бард Топ TopList

Реклама: