Юлий Ким

— Насколько известно, Вы живете не только в России. Важно ли, где живёт поэт? 
— Самому поэту важно, где хорошо жить для его самочувствия. Много примеров, когда человек значительную часть жизни проводит не на Родине (Тургенев). У меня есть порядка 10 мест, куда постоянно хочется поехать и там жить. К сожалению, не со всеми местами это получается.
— Наша компания ведет переговоры об издании аудиоальбомов Александра Галича. Можете ли Вы что-нибудь рассказать о Ваших встречах с Галичем?
— Я написал несколько статей о творчестве Галича, активно участвовал в возвращении его творчества на Родину. Мы были знакомы, но не очень близко, хотя всегда были взаимно симпатичны друг другу. Его творчество оказало на меня сильнейшее влияние. В моей песенной пьесе "Московские кухни", которая посвящена нашим диссидентам, половина песен — прямое подражание Галичу.
— Как-то давно в одной из телепередач Вы исполняли песню, посвященную адвокату Софье Калистратовой. Что это был за человек и какие точки пересечения у вас были?
— Действительно, у меня есть песня, которая так и называется — "Адвокатский вальс". Она посвящена всем адвокатам, которые осмеливались защищать диссидентов, зачастую лишая себя тем самым карьеры. Официально она посвящается Софье Васильевне Калистратовой и Дине Исааковне Каминской, т.к. я с ними был больше знаком. Они защищали близких мне людей, и, естественно, я тоже с ними подружился. Часто адвокаты сами становились участниками диссидентского движения. Описания тех или иных судебных процессов опираются в основном на их информацию.
— Что чувствует человек, когда он вынужденно живет под именем Юлий Михайлов? Это смешно, трагично, или и то, и другое?
— В 1969 году, когда я взял себе псевдоним, всем было ясно, что это просто защитная реакция. Меня он никогда не угнетал, хотя и не стал моим именем, как это бывает, когда человек берет псевдоним по своей воле. В 1985 году Б.Окуджава своей статьей в "Литературной газете" мой псевдоним отменил. С псевдонимами вообще бывают смешные истории. Настоящая фамилия Давида Самойлова — Кауфман. И вот однажды он получил письмо от молодого поэта с просьбой печататься Самойлову под настоящей фамилией Кауфман, так как сам молодой поэт хочет печататься под своим собственным именем по паспорту — Давид Самойлов.
— Кто из бардов или поэтов Вам наиболее близок по духу?
— Я люблю читать и перечитывать Самойлова, Бродского, Лосева, Сухарева и др., а из бардов я особенно слежу за творчеством М.Щербакова. Очень нравится мне слушать 1-й диск "Песен нашего века". На мое творчество оказали сильное влияние Юрий Коваль, Давид Самойлов, общение с Петром Фоменко.
— Существует мнение, что любой поэт и бард должен принимать участие в судьбе молодых авторов — что-то вроде общественной нагрузки. Например, Набоков хорошо отозвался в прессе о Саше Соколове…
— Нет, я никого не могу назвать. Кто-то, наверное, скажет, что я был "стариком-Державиным" для Щербакова, но это ошибка: он дорогу к своей публике нашел сам.
— Есть ли какой-нибудь весёлый случай из Вашей работы в кино?
— Когда я поехал в Крым (это был май 1985г.) на съемки фильма "После дождичка в четверг" как автор сценария, я надеялся всю неделю провести на море, отдохнуть. А в фильме есть такая роль — опахальщик при персидском шахе. Так вот, артист на эту роль заболел, и мне предложили его заменить, на что я легкомысленно согласился, думая, что съемки займут от силы 2-3 часа в день. А получилось, что я торчал на съемочной площадке целыми днями и море видел только в бассейне в отеле. Правда, случай скорее грустный.
— Ну, и, под конец, что бы Вы пожелали вашим слушателям?
— Всем слушателям я желаю только одного — не терять оптимизма.

Беседу вела Елена Юркова

Бард Топ TopList

Реклама: [an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive]