Оригинал в данный момент не доступен. Это резервная копия поисковой машины "Bard.ru"

Cонатина для зеленого кузнечика

В одной из телепередач Л. Филатова "Чтобы помнили...", посвященной рано ушедшему актеру и художнику Юрию Богатыреву, был показан фрагмент из фильма "Неоконченная пьеса для механического пианино", - герой Богатырева спит в распряженной старой бричке. Гармонично с этим фрагментом за кадром звучала песня: "Я сплю, сидя в бричке, и женщина гладит мне руку - покойно тем более, что бричку забыли запрячь..." Автор этой песни - Владимир Ланцберг. Дальневосточным поклонникам авторской песни его творчество особенно близко: Владимир Исаакович несколько раз весьма охотно гостил на здешних бард-фестивалях, в том числе и в Хабаровске.

Я думаю, многим знакомо такое ощущение - "заболеть" песней: когда определенная песня вдруг совпадает с твоим душевным состоянием. Ты ходишь, а она звучит в тебе какимто внутренним мотивом. До того как нечто подобное случилось у меня с одной из песен Ланцберга, я относился к творчеству этого человека немного скептически. "Способствовал" тому некий ажиотаж, созданный местными каэспэшниками вокруг маститого барда из Туапсе. Может быть, поэтому с таким опозданием попала мне в руки кассета, записанная Ланцбергом еще в 1995 году на хабаровской студии "New-mix". И я "заболел" песней:

Блажен, кто верен
Миражам и привиденьям,
Для кого ночные бденья -
Блажь испорченной крови.
Пожалуй, да - прощай!
Как говорится, "мимо денег".
Чекань свою монету не спеша,
Не мучайся. Живи!

Если условно разграничить по времени историю развития авторской песни как жанра, то можно сказать, что Владимир Ланцберг принадлежит к бардам второй волны - "семидесятникам". Родился он в 1948 году в Саратове, первую песню - "Алые паруса" - написал в восемнадцать лет, и она стала чуть ли не самой известной "в народе" его песней. Вспомните - кому из вас не доводилось слышать во дворах своего детства:

Глаза не три, ведь это же не сон,
И алый парус правда гордо реет
В той бухте, где отважный Грей нашел свою Ассоль,
В той бухте, где Ассоль дождалась Грея...

В Саратове В. Ланцберг окончил музыкальную школу по классу фортепиано и политехнический институт. Юношеская романтичность первых его песен сменилась негромкой философической печалью. Этой печали веришь, поскольку чувствуется в ней искренность человека мужественного, а не простое бардовское самолюбование. У песни нет паспорта с печатью, она говорит сама за себя. Тем более, когда это не просто песня. У Ланцберга это - настоящая Поэзия: "Медный звон во дворах - он сегодня ни по ком: эту песню пели латы Дон Кихота...", "Езжай, мой перевозчик, не жди меня, пока еще я кой-какой не отдал дани..."

Облетают грачи с пожилых колоколен,
Черным прахом по ветру уходят, редея.
Я немного устал и, наверное, болен,
Только ты не узнаешь, что снова в беде я...

Еще в начале 70-х Ланцберг стал лауреатом знаменитой Грушинки - Всероссийского фестиваля авторской песни в Самаре. Ныне он числится в обойме сильнейших авторов России, занимается проблемами педагогики. Все это не мешает ему хотя бы раз в два года побывать на Дальнем Востоке. В октябре прошлого года на фестивале "Приморские Струны" я стал свидетелем забавного случая. Несмотря на свой статус почетного гостя, Владимир Исаакович честно отстоял очередь к столику регистрации участников и принялся отвечать на вопросы анкеты, задаваемые ему молоденькой девушкой, которая понятия не имела, кого "допрашивает": "Фамилия - Ландсберг или Ланцберг? Откуда приехали? Автор или исполнитель?" и т. д. К счастью, чувство юмора - одна из черт, присущих характеру В. Ланцберга. Недаром так популярна в бардовской среде книжка анекдотов из жизни бардов, собранная им. "Кстати, о популярности, - улыбается Ланцберг. - Однажды в Одессе захожу в общественный туалет и вдруг вижу, пардон, над писсуаром строку из собственной песни: "Извини, старина, захотелось немного излиться..." Или вот перед президентскими выборами, когда коммунисты расписывали, что они с нами сделают, придя к власти, кое-кому вспомнились такие слова: "Пой до июня, а там махнем вместе на Соловки..."

"Сонатина для зеленого кузнечика" - так называется двойной компакт-диск В. Ланцберга. "Это не столько песня, написанная по поводу какого-то кризиса, - говорит автор, - сколько пожелание самому себе на всю оставшуюся жизнь не останавливаться на достигнутом, не вливаться в какую-либо фиксированную форму. "Прелюдия - до гроба, а фуге места нет!" - это пожелание на сегодняшний день является, пожалуй, моим девизом".

"Когда мне будет пятьдесят..." - есть у Ланцберга такая песня. Пятьдесят исполнятся ему в будущем году. Говорят, что поэты не имеют возраста, что вовсе не важно с точки зрения творчества, сколько тебе лет. Важно другое - тревожит ли чью-то душу твоя песня.

Опять, наверно, заблудился в ночи
На сто незаданных вопросов ответ.
Ты просто вспомни, погрусти, помолчи
И строчку счастья запечатай в конверт.

Андрей Земсков, 1999 г.

http://homepages.irk.ru/antonys/dialogs/000514.htm

Бард Топ TopList

Реклама: