Оригинал в данный момент не доступен. Это резервная копия поисковой машины "Bard.ru"

Им - 200, нам - 40. Мы одинаково молоды и вечны.

На одном из "Петухов" прозвучала такая мысль: "Шестидесятники сменились семидесяхнутыми, а те, в свою очередь, восьмидерастами!" Продолжить эту логическую цепь нам помогут представители двух полюсов авторской песни - заслуженная артистка России Галина Беседина и лауреат Грушинского фестиваля Виктор Гагин. Заодно и разберемся, что же происходит с жанром.
 

- Феномен авторской песни, движения КСП, явление советской эстрадной песни, рождение кабацкого шансона - весь этот музыкальный пласт остался в той жизни вместе с талонами на сахар и поездками в Москву за колбасой. Приказали долго жить традиционные сценические площадки. Поклонники "сбиты со следа". Что заставляет вас сегодня заниматься песней?

Галина Беседина:
- Таривердиев говорил, что наш жанр существует на стыке музыки песенной и музыки камерной. То, что делаем мы с Сергеем Тараненко, не эстрадная песня и не шансон. Мы поем современные романсы. Сегодня на отечественной эстраде это дефицитный жанр.

Виктор Гагин:
- Подобно любому истинному искусству авторская песня бессмертна. Образно говоря, схлынула массовая волна почитателей. Пена отстоялась, и сейчас идет свежее пиво. Кризиса жанра я не вижу. Бардовская песня по-прежнему любима народом. В этом году совершенно секретно ее сторонники хотят собраться ради искусства, а не ради пьянки. Традиционный фестиваль авторской песни "Петух" сменит место. Мы уйдем в леса подальше от народных масс.

- Шоу-бизнес диктует песне свои законы. Возникает множество структур, которые кормятся за счет артиста. Как вы относитесь к коммерциализации творческого процесса?

Галина Беседина:
- То, что делам мы с Сергеем, повторить практически невозможно. Дуэтов, подобных нашему, в стране больше нет. Поэтому наше искусство должно дорого стоить. Но нам не хватает продюсера. С его помощью мы могли бы прекрасно вписаться в современный шоу-бизнес.

Виктор Гагин:
- "Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать". Коммерческий проект Георгия Васильева "Песни XX века" подчеркнул, что хорошая авторская песня шоу-бизнесу не помеха. Чего греха таить, мы с Сергеем Рыжовым тоже записали альбом "Приезжайте к нам на Колыму" и с удовольствием наблюдаем, как расходится тираж.

- Человеку с талантом, но без раскрученного имени, сегодня просто негде выступить. Почему вы не переберетесь за границу? Среди русских эмигрантов в Америке, Израиле и Германии ваш жанр имеет огромную популярность.

Галина Беседина:
- И раньше никогда не задумывалась - выездная я или нет. Искренняя и добрая песня ложится на любую идеологию в чистом виде. После победы на Международном конкурсе "Сопот-78" у нашего дуэта было все: аншлаги, гастрольные туры по стране, поездки за рубеж. Было слишком много работы, чтобы думать о смене гражданства и места жительства. Те люди, для которых я хотела бы петь, здесь. Там тоже можно выступить, но поскорее вернуться назад. При полной свободе за рубежом мир очень замкнут. Чтобы работать на Западе, нужно иметь протеже. Так просто никуда даже с именем не пустят.

Виктор Гагин:
- Только не говори про мои немецкие корни. Мне в России нравится. Это прекрасная страна. Место, благоприятное во всех отношениях для творчества. Настоящему поэту стоит жить только в России. Популярность нашего творчества в среде эмигрантов носит чисто ностальгический характер. А здесь у нас любовь всенародная.

- Ваш жанр испытывает вторую молодость или вынужденное возрождение? Не ностальгия ли это по канувшей эпохе? Не мода ли, для которой песня ценна не сама по себе, но лишь как сувенир, осколок той жизни?

Галина Беседина:
- Перед публикой стоит одна проблема: как выжить? Наш зритель - это врачи, учителя, работники искусства. У интеллигенции просто нет денег, чтобы ходить на концерты. Людям не хватает искренности и красоты, поэтому мы, как "осколок из той жизни", очень необходимы им. Как бы ни жил народ - плохо или хорошо, мы соответствуем его ментальности. Русская душа всегда стремится к ностальгии и грусти.

Виктор Гагин:
- Авторской песне всего лет сорок. Жанр очень молод, чтобы говорить о возрождении. Вот романсу более двух веков, а он до сих пор жив. Среди бардов есть много талантливых людей, о которых мы скоро услышим. На дворе - девяностые годы. Если человек написал всего лишь одну хорошую песню, то он уже обессмертил себя. На смену клубам самодеятельной песни пришли творческие объединения, но авторская песня живет и здравствует.

- В вашем направлении наблюдаются две тенденции: отказ от политических текстов на злобу дня и некондиционного товара в пользу профессионализма. Стоит ли после "костровой лирики" и "трех аккордов" приучать массы к сложным аранжировкам, многоголосию, расширенному инструментальному составу?

Галина Беседина:
- В унисон времени мы пытались писать сложные оркестровки. Потом пришли к выводу, что для нашего жанра они не нужны. Оптимальный аккомпанемент - рояль или гитара. Остальное музыкальное пространство - для голоса. Вся гамма чувств в песне передается через шепот, придыхание, паузы. Оркестровки забивают эти голосовые нюансы.

Виктор Гагин:
- В среде бардов за прогрессом гонятся единицы. Ну есть у Розенбаума гитарный процессор. Зато никто лучше Сергея Никитина не знает дворовый фольклор, а Виктор Берковский здорово исполняет солдатские и матерные песни. Каждому свое. В авторской песне наблюдается не профессионализация, а смешение жанров. От политики мы тоже никуда не денемся. Тимур Шаов пишет прекрасные политические песни с карачаево-черкесским уклоном.

- На подходе новое поколение, которое не застало советскую власть в догорбачевском виде. Для молодых отношения творческого человека с правящим режимом так же интересны, как крепостное право. Чем ответит ваш жанр на этот вызов? Или все исполнители падут жертвой социального заказа?

Галина Беседина:
- Наша музыка не модная, но вечная. Настоящая поэзия не связана с временными реалиями. Круг наших эмоций и настроений останется в искусстве навечно. Как останется у слушателей душа, не скованная нормами и правилами. Романс старинный, городской или современный не подвластен времени. Пусть даже в камерной форме, но в России наш жанр будет существовать всегда.

Виктор Гагин:
- Я не застал гражданскую, но с удовольствием пою о событиях 20-30 годов нашего века. Я с песней узнавал историю нашей Родины. Молодые авторы также будут петь про очереди за колбасой и переполненные электрички. Это наше - русское, посконное, домотканое, сермяжное. Конфликта поколений в авторской песне нет. Все мы дышим одним воздухом. Песен про новых русских у того же Тимура Шаова наберется на целый альбом. Андрей Широглазов уже написал прекрасную песню "На смерть Бориса Николаевича Ельцина". Правда, ее никуда не пускают. Говорят, формат не тот.

Copyright © 1999 АОЗТ «Газета «Голос Череповца»

http://www.metacom.ru/~golos/
http://vgagin.narod.ru/pressagolosCH.htm

Бард Топ TopList

Реклама: