Игорь Губерман: "Не обобщай, да не обобщен будешь"

Крупный специалист по новым русским

Автор "Гариков на каждый день" любит парадоксы. Собственно, все его творения на этом и основаны. Еврей, но над сионистами подсмеивается. Диссидент, даже за это пять лет отсидевший, - а над антисоветчиками глумится. И ничего для него нет святого. Вот вам для доказательства этой мысли одно из последних его сочинений:

Я дряхлостью нисколько не смущен.
И часто в алкогольном кураже
я бегаю за девками еще,
но только очень медленно уже.

- Знаете, меня с "МК" связывают очень давние и очень забавные отношения. В 61-м году в "МК" вышел большой фельетон, сделанный по заказу ГБ. Назывался он "Жрецы помойки номер восемь". В фельетоне этом чудовищно хулились картины Оскара Рабина, и попутно автор ругал друзей художника. Про меня там были такие замечательные строки: "Один из тех, кто ходит к Оскару Рабину, - Игорь Губерман. Этот деятель, дутый как пустой бочонок, надменный и самовлюбленный, тоже мечтает о всемирном признании". Мой родитель, потому как был воспитан на 37-м и 49-м годе, ужасно тогда испугался. Прошло много лет, в 88-м году "Московский комсомолец" первым напечатал большую подборку моих стихов. И еще с "МК" меня связывает имя моего близкого друга Саши Аронова, который месяц назад, к сожалению, скончался.

- Говорят, вам нравится, когда вас называют удачливым бездельником?

- Я действительно бездельник и действительно удачливый. Это просто констатация моей жизненной ниши. Мне очень повезло, потому что я нашел легкий жанр - всего четыре строчки. Писать можно быстро и без творческих мук. B какой-то момент стишки начали меня кормить - повезло.

- Тем не менее написали в свое время несколько умных книг - о биологической кибернетике, об изучении мозга.

- В молодости, как только меня что-то заинтересовывало, я об этом книжку писал. Это тоже было очень легко и играючи. Именно поэтому, я думаю, сей научпоп и удавался. Я же не был настоящим ученым. Я всего лишь переводил на человеческий язык то, что прочитывал в других книгах, и то, что слышал от ученых, с которыми общался. Это знания поверхностные.

- Любите вы себя принижать, когда вас называют поэтом?..

- Я - не поэт! Поэзия - это внутренняя музыка, некое специфическое слышание и видение мира. А то, чем я занимаюсь, - стихосложение. Сейчас много развелось персон, которые себя поэтами и художниками называют, не являясь таковыми. Впрочем, не сейчас - так было всегда. Когда не существовало этого замечательного слова "пост-модерн", люди, мягко говоря, слабоодаренные называли себя авангардом.

- Вы уже 13 лет живете в Израиле. Ностальгия не мучает?

- Я вообще в ностальгию не верю. Ностальгия современных эмигрантов - это тоска не по родине, а по былому престижу, по молодости. В конце концов, тоска по хламу, который был нажит непосильным трудом. И еще один момент, персонально о диссидентах. Когда из СССР уезжал один известный писатель, другой известный писатель сочинил о нем стих: "Трудись!" - кричат мне сионисты, а я борьбы хочу, борьбы!!!" Человека в его собственных глазах очень поднимает противостояние. Даже если он кукиш в кармане показывал.

- Вы в тюрьме сидели за антисоветчину. Ваши товарищи-уголовники часто ходят на ваши концерты?

- Конечно! Некоторые обнаруживают в себе удивительно тонкое чувство слова. Публика ведь очень четко делится на три неравные части - со сцены это очень отчетливо видно. Одни приходят, чтобы услышать в общественном месте слово "жопа". Вторые приходят, чтобы поржать. А вот третьи приходят, чтобы насладиться стихом как таковым. Хорошо, если в нем есть смешной поворот, если серьезный - они и это слышат. Так вот, среди новых русских много таких, которые слышат, - это способные люди.

- А как же стереотип про братана с золотой цепью?

- Новые русские необыкновенно разнообразны. Их обобщать совершенно нельзя. Как говорила моя бабушка: не обобщай, да не обобщен будешь. Конечно, этот тип из анекдотов тоже существует. Но он просто сильнее всего в глаза бросается. Однако среди новых есть люди, во-первых, намного более худшие, чем эти, анекдотические. Я имею в виду бывших комсомольских и партийных работников. Но есть среди них и совершенно замечательные люди, у которых в совке просто способности не могли развиться. Я, например, знаю одного господина, живущего в Сибири. Он наверняка начинал с рэкета. Сегодня он миллионер. У него гигантский трест-концерн-холдинг, бензоколонки. И при этом невероятный меценат! Ему это доставляет удовольствие. Он поддерживает молодых изобретателей, литераторов. А недавно профинансировал Всероссийский конкурс фортепьянных дуэтов. Так что появляются среди них свои Третьяковы и Щукины.

- Ну что ж, с новыми русскими разобрались. А интеллигенты к вам ходят? Вы же матом...

- Интеллигенты - это изумительная публика. Слово "жопа" смущает? Во-первых, они идут, уже читавши мои стишки, - значит, уже готовы. И во-вторых, я предпринимаю некие шаги для выработки иммунитета, рассказываю, что у меня будет неформальная лексика.

- Но А.С.Пушкин тоже вроде бы ненормативной баловался, особенно в юности.

- Конечно. Мы выросли все ужасными ханжами. Раскрепощение происходит очень медленно. Да еще раскрепощению мешают литераторы, которые употребляют лексику неформальную так же, как ее подростки употребляют в темном подъезде, - чтобы показать свою зрелость и свободу. Это компрометирует наш великий и могучий со всеми его составляющими.

Фото Геннадия Черкасова

Бард Топ TopList

Реклама: автосигнализация starline, шумоизоляция классики