Надежда Сосновская - о себе

Я родилась в Москве, в полуподвальной комнате на Садово-Спасской. Теперь этого дома уже нет.

В 1956 году мой папа, морской офицер, получил назначение в Севастополь, а оттуда – в Феодосию. Вот так началась моя крымская жизнь.

Школу я закончила в Феодосии, там же четыре года отучилась в музыкальной школе по классу фортепиано. В школе начала писать стихи и песни, и до 1978 года аккомпанировала себе на клавишах.

В 1968 году поступила в педагогический институт в подмосковном городе Коломна, на факультет иностранных языков. В институте много пела самого разного - от своих песен до „Beatles“, „Shocking Blue“, Пола Анки, народных шотландских песен и негритянских спиричуэлс. Солировала в нескольких городских рок-группах.

В 1973 году закончила институт, вышла замуж и вернулась в Москву, где и живу по сей день. У меня двое сыновей - Александр и Павел. Младшему - 16 лет, а старшему - 26, он время от времени выступает вместе со мной, у нас есть несколько совместных песен. Он прекрасный рок-гитарист и дизайнер-компьютерщик, оформил два моих последних альбома.

На московскую КСП-шную сцену с гитарой я вышла в 1976 году, в1979 стала дипломантом, а в 1980 - лауреатом московских конкурсов авторской песни.

С 1976 по 1988 работала переводчиком медицинской литературы в НИИ туберкулеза, а в 1988 году начала работать в „Театре авторской песни“, впоследствии преобразившемся в легендарный „Первый Круг“ – первое профессиональное объединение московских бардов. Вместе с моими братьями по жанру - Андреем Анпиловым, Володей Бережковым, Витей Луферовым, Аликом Мирзаяном, Мишей Кочетковым, Володей Капгером, Сашей Смогулом мы исколесили весь бывший СССР с гастролями. В 1992 я побывала в Польше на фестивале „Молодость славян“, где мы пели в бастующем Варшавском университете.

С 1989 года я начала работать в ряде издательств, занимающихся выпуском фантастики. Сначала - в рижской фирме „Полярис“, где мне посчастливилось переводить классиков этого жанра - Азимова, Хайнлайна, Саймака, Желязны, затем - в московском концерне „АСТ“, работая в котором я переключилась на юмористическую фантастику и перевела множество книг Сташефа, Асприна, Уильямса, Уайта.

На сегодняшний день у меня три CD - „Прикосновение“ (1988),
„Воспоминания о плавании“ и „Предупреждение детям“ (оба - 2000), записанные
на студии „Остров“ Евгения Слабикова.

Надежда Сосновская.

ПЕРЕПИСЫВАЯ АНДЕРСЕНА 
(вторая попытка) 

Очевидцы событий старинных 
И хранители древних секретов - 
Обитатели полок каминных, 
Старожилы ворчливых буфетов, 

Статуэтки, шкатулки и вазы, 
Я ценю вашу крепкую память. 
Право, ваши занятны рассказы, 
Но позвольте мне вас позабавить... 

В поздний час, когда в годы былые 
Умолкала вдали колотушка, 
Я слыхала, о чем говорили 
Меж собой трубочист и пастушка... 

Он шептал: "Дорогая, смелее! 
Нам не поздно начать все сначала! 
Руку дай - и в дорогу скорее!" 
А пастушка ему отвечала: 

"Не зови меня, милый, не надо! 
Это, право, пустая затея... 
За тобой я последовать рада, 
Но боюсь, что уже не сумею... 

Разве вынесу я униженье 
В старом платье, что вышло из моды? 
Я, конечно, ждала предложенья, 
Но прикинь - каковы наши годы!" 

"Ах, любимая, все обойдется 
И никто ни помчится вдогонку! 
Торопиться уже не придется, 
Мы с тобою пойдем потихоньку..." 

... И взметнулись два облачка пыли, 
Да во сне заворочались вазы, 
Но никем не замечены были 
Первый шаг и последние фразы... 

И ушли, осторожно минуя 
Мирно спящие чашки и блюдца... 
Что потом - я гадать не рискую, 
Только знаю: они не вернутся. 

1986 
 

ПЕСЕНКА ПРО СЕБЯ 

Тихо прядется нить - 
Только б не оборвать... 
Как бы хотелось жить, 
Жить, а не сочинять! 

Только выходит вновь, 
Сколько ни жми педаль: 
Если куплет - любовь, 
Значит припев - печаль... 

Так и живу в кругу, 
ниточку теребя, 
И никак не могу 
Прыгнуть выше себя. 

В горле клокочет смех, 
Сердце мороз сковал... 
Если куплет - успех, 
Значит, припев - провал! 

Ниточка, не порвись, 
Звездная канитель! 
Не обрывайся, жизнь, 
Не улетай, апрель! 

Песенку я боюсь 
Выронить, не допев... 
На два куплета пусть 
Сорок один припев! 

Думала - вечен круг 
И избавленья нет, 
Но загорелся вдруг 
Неугасимый свет. 

Чтобы светить он мог, 
Радуя и храня, 
Пишет на небе Бог 
Песенку про меня... 

1993 

ПОТЕРЯННЫЙ РАЙ 

Покажи мне дорогу в потерянный рай, 
Путеводную песню негромко сыграй, 
Посмотри на меня, по глазам прочитай 
И усталость мою, и тревогу. 
Мне понятны твои обреченность и грусть - 
Мне не светит найти его там? Ну и пусть! 
Я не меньше тебя обмануться боюсь. 
Покажи, если помнишь, дорогу! 

Там деревья стройны и луна высока, 
Там под звездами плещет большая река, 
И в воде ее тонет любая тоска, 
И таится веселая сила. 
Быстро мчится безоблачных дней череда, 
Зеленеют луга и синеет вода... 
Я давно бы сама убежала туда, 
Да к несчастью дорогу забыла. 

Места нет в том краю никакому врагу, 
Там, на теплом покойном речном берегу, 
Улыбаясь, сидят в неразрывном кругу 
Молодые былые герои, 
И как будто всегда пребывают в Раю 
Мое сердце, живущее в этом краю, 
И слезами омытую юность мою 
Дай мне Бог и увидеть такою! 

Посмотри, над горами восходит луна, 
И дорога во мраке белея, видна... 
Двадцать лет мы не пили такого вина - 
Не оставь же ни капли на донце! 
Молча шляпу надвинет последний ковбой, 
Тихо всхлипнет гитара последней струной... 
То ль отель "Калифорния" там, за горой, 
То ли "Дом Восходящего Солнца"... 
                                                1994 

***
АНДРЕЮ АНПИЛОВУ

Гляжу, как вдаль уносит воды 
Веселой юности река, 
И возвращается сквозь годы 
Старинной песенки строка... 

Как будто там, в далекой дали, 
Спросила я, ответил ты: 
"Андрюша, нам ли быть в печали?" 
"Ну вот те раз! С какой беды?" 

А годы властвуют над нами, 
И недалек один из дней, 
Когда мы станем именами 
За именами сыновей... 

Но будет больно - отзовемся, 
Как подорожник у реки, 
И мы в их памяти очнемся - 
Печальники и чудаки. 

Пусть юность новая смеется, 
Круша кумиров и вождей, 
И ей когда-то доведется 
Стать и печальней, и добрей. 

А мы, как прежде, на причале, 
И речка медлит, но течет... 
"Андрюша, нам ли быть в печали?" 
"Конечно, нам. Кому ж еще?" 
                                                           1994 

*** 

Жизнь отстоялась, как в чашке вода, 
Горечи привкус исчез без следа, 
Каждый глоток ее сладок. 
Хватит теперь мне для песни моей 
Первой любви да десятка друзей, 
Все остальное - в осадок! 

Все остальное - блужданье впотьмах, 
В непроходимых дремучих лесах 
С мыслью одной потаенной: 
Кто мне откликнется в чаще лесной, 
Кто побредет по дороге со мной 
На огонек отдаленный? 

Гас огонек, пропадал меж ветвей - 
Видно, шутил над судьбою моей 
Злобный какой-то обманщик... 
Так и ушла, как пришла, налегке, 
Слезы сглотнув и сжимая в руке 
Перышко и одуванчик... 

Дети мои, вы скитаний итог - 
Перышко легкое, хрупкий цветок... 
Сон мой растаял и сбылся. 
Я ничего у судьбы не прошу, 
Но на окне огонек не гашу - 
Мало ли кто заблудился? 

                                                           1994 

www.golos.de 

Бард Топ TopList

Реклама: [an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive]